200 лет с начала присутствия иезуитов в Сибири

В этом году Общество Иисуса (Орден иезуитов) отмечает 200-летие начала своего служения на территории Сибири. Юбилею была посвящена лекция о. Штефана Липке, SJ, прочитанная 8 февраля с.г. в конференц-зале Епархиального центра им. епископа-исповедника Александра Хиры в Новосибирске.

1 апреля 1812 г. иезуиты приехали в Иркутск, чтобы начать там свою миссию. В 1815 г. они прибыли в другой сибирский город – Томск. Но почему была нужна эта миссия?
Здесь следует взглянуть на исторический контекст. В 1772 г., после первого раздела Польши, вместе с приобретенной территорией, в Российскую империю пришли подданные-католики, а также иезуитские школы и коллегии, монастыри, и еще 201 отец-иезуит. Год спустя, в 1773 г., Папа Римский Климент XIV под давлением европейских монархов был вынужден распустить Общество Иисуса. Однако данный указ вводился не во всей Церкви одновременно, а по епархиям, решением местных епископов. Единственному на территории России католическому епископу (Могилевскому) императрица Екатерина II оглашать Папский указ запретила. Это означало, что на территории Российской империи орден формально сохранился. В 1783 г. Папа Пий VI дал российским иезуитам устное разрешение на продолжение деятельности и даже на открытие новициата, дабы готовить новое поколение монахов. Тогда много бывших иезуитов со всей Европы приехало в Россию. В орден вступали и новые люди.
Теперь речь могла идти о расширении деятельности. Привычной для отцов-иезуитов была работа на ниве воспитания и образования. Вот и теперь в Петербурге была основана гимназия. Еще одна идея – основать миссии. Крупнейшая миссия – Саратовская (основана в 1808 г.) – охватывала своим попечением немецких колонистов католического вероисповедания. Меньшие по масштабу миссии работали на Кавказе. Также возникла идея основать миссию в Сибири. Ведь и в этот, только еще осваиваемый край, тоже попали католики, по большей части поляки. Это были как ссыльные, так и приехавшие добровольно, в качестве колонистов. По ходатайству графа Потоцкого делом их духовного окормления заинтересовался министр внутренних дел князь Кочубей. Он обратился с письменным ходатайством к императору Александру I, и это ходатайство тут же было удовлетворено. Кроме того, было принято решение собрать рассеянных по огромным сибирским пространствам католиков в несколько поселений, получивших название «редукции» (когда-то так назывались руководимые иезуитами общины-коммуны, объединявшие обращенных в христианство индейцев на территории Парагвая). Но кто должен был обслуживать вновь организуемые приходы? Епархиальных священников было немного и они не всегда обладали нужными для этого дела качествами, генерал Ордена доминиканцев вроде бы дал согласие, но за два года так и не прислал ни одного священника, потом последовал их официальный отказ. После этого министр Кочубей обратился к генералу иезуитов, находившемуся тогда на территории Российской империи. Он согласился, выдвинув 14 предварительных условий. Российское государство должно было частично финансировать миссию и дать разрешение на строительство храмов или, на первый случай, хотя бы домашних часовен. Впрочем, пункт о строительстве храмов император обошел молчанием. Иезуиты не получили права проводить миссию и среди коренных народов Сибири и Дальнего Востока, еще не обращенных в христианство.
Это принципиальное разрешение на миссию было получено еще в 1808 г., но до июня 1811 г. дело дальнейшего развития не имело. Зато потом всё пошло очень быстро. Император ожидал от иезуитов не только чисто религиозной деятельности, но еще и внедрения на осваиваемых территориях передовых технологий сельского хозяйства. Генерал-губернатор Сибири Пестель, проживавший тогда в Тобольске, рассчитывал на тесное сотрудничество с миссией. Нашлись и материальные средства для ее обеспечения. В итоге, 25 ноября 1811 г. генерал ордена назначил настоятелем Сибирской миссии отца Шпака, а на следующий день вручил ему, как и другим участникам миссии, инструкцию. В этой инструкции обращает на себя внимание мысль, что успех миссии в Восточной Сибири может впоследствии открыть иезуитам двери в Китай. Когда-то направление движения было обратным: в 1696 г. отцы-иезуиты впервые в истории оказались на территории России, приехав сюда как раз из Китая, в качестве переводчиков в составе китайской посольской делегации, направлявшейся к Московскому царю.

Итак, миссия началась весной 1812 г., а чуть позже в том же году Наполеон напал на Россию. Проблема состояла в том, что многие поляки сочувствовали французскому императору, ожидая, что он вернет им утраченную государственность. В этих условиях затея собирать поляков в одном месте или делать для них «редукции», тем более, вблизи государственной границы, показалась российским властям опасной. Новая инструкция генерала ордена участникам миссии учитывала происшедшие изменения. Она предписывала отцам-иезуитам учить рассеянных по огромным территориям католиков любви ко Христу и Богородице, а также преподавать им духовные упражнения по системе св. Игнатия (Лойолы) в их вступительной части, где речь идет главным образом о покаянии и обращении. Еще одной задачей священников должно было стать внедрение трезвого образа жизни.
В составе миссии, как она задумывалась в конце 1811 г, было четыре священника. Настоятелю, отцу Шпаку, было 40 лет. Трем другим священникам – едва за 30. Затем к ним присоединился еще один брат-иезуит, не имеющий священного сана. В январе 1812 г. миссионеры прибыли из Полоцка в Москву, где настоятель, о. Шпак, неожиданно заболел и спустя 9 дней умер. Новым настоятелем был назначен о. Винцент Лашкевич. Далее маршрут троих оставшихся священников был такой: 24 февраля – Казань, 5 марта – Тобольск, 1 апреля – Иркутск.

Первым шагом отцов на новом месте было найти и собрать католиков, проживающих в городе. Таковых обнаружилось 7. Имеется в виду, разумеется, 7 мужчин-домовладельцев, не считая их родственников и домочадцев. В это число не входили также ссыльные и заключенные. В большинстве случаев в Сибирь приезжали (добровольно или нет) мужчины. Иногда они были уже женаты, но их жены оставались дома. Проблема браков скоро стала одной из основных, которой пришлось заниматься миссионерам-священникам. В архивах сохранилось огромное количество адресованных священникам запросов с территории современной Белоруссии о судьбах ссыльных католиков и переселенцев.
Священники очень много разъезжали по Иркутской и Томской губерниям, разыскивая католиков. Один священник всегда оставался в резиденции, т.е. в Иркутске, а остальные (сначала – двое, потом трое) в это время осваивали сибирские пространства. Иногда случались ошибки: власти говорили, что в такой-то деревне живут поляки. А оказывалось, что это вовсе не католики, а русские старообрядцы. Когда-то они бежали из России, где их преследовали за веру, а потом вновь оказались в России, да еще и угодили в ссылку. Всех ссыльных из западных губерний тогда называли «поляками».
Для справки: первая в истории пастырская поездка по Иркутской губернии (ее проводили два священника) началась 4 июня 1812 г., а завершилась 29 августа. За это время было найдено порядка 200 католиков, из которых 168 приступили к исповеди.
Отцам-иезуитам было строго-настрого запрещено заниматься окормлением греко-католиков, которые на территории Сибири были вовсе лишены своих пастырей. Церковь, разумеется, такое разрешение дала, а вот российские власти – нет. Греко-католики официально считались в России не католиками, а «совращенными православными». Однако священники не могли ответить отказом на горячие просьбы изголодавшихся духовно людей. Исполняя свой пастырский долг, они вступали в коллизию с государственным законом, что в итоге стало одной из причин изгнания иезуитов из России в 1820 г.

Интересна статистика католиков по Иркутской губернии, приводимая в донесениях миссионеров. В 1812 г. было известно о существовании 242 католиков, в 1814 г. – 1226. Столь большой рост был достигнут, очевидно, за счет ссыльных военнопленных, захваченных в ходе наполеоновской кампании. Потом число католиков несколько уменьшилось (972 в 1815 г.), вероятно, вследствие амнистии, когда многие военнопленные смогли вернуться на родину. Затем опять наблюдается заметный рост (1265 католиков к 1819 г.), вызванный появлением новых ссыльных – главным образом из числа «неблагонадежных» с территории Белоруссии.
В виду настороженного отношения властей и малочисленности самих миссионеров им не удалось организовать ни школы, ни какого-то устойчиво работающего хозяйства. Однако до 1820 г. их духовное служение пастве продолжалось бесперебойно.
В 1815 г. была открыта вторая миссия в Томске, охватившая своими заботами всех католиков Западной Сибири. В 1819 г. в самом Томске католиков насчитывалось 150.

В 1820 г. императорским указом все иезуиты были выдворены из России, однако циркуляром министра внутренних дел князя Голицына от 13 марта «сибирским» иезуитам было предписано оставаться на месте вплоть до прибытия новых священников. Миссия была передана отцам-бернардинцам из Белоруссии, которые появились в Томске 14 мая 1820 г., а в Иркутске – 5 октября того же года. Поздней осенью 1820 г. последние иезуиты покинули Сибирь, чтобы поселиться в «австрийской» части Польши.

«Сибирская миссия» Общества Иисуса смогла возобновиться лишь более, чем 170 лет спустя, с обретением Россией религиозной свободы в начале 90-х годов XX века.

СКГ

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.