Два царства

Dva mira

Ин 10:22-42
Сегодняшнее чтение вновь возвращает нас к тому свидетельству, которое даёт нам Иисус о Себе Самом. По-видимому, описываемые в рассказе евангелиста события происходили в день освящения Храма (ст. 22; упоминаемый в тексте «праздник обновления», по смыслу соответствующего греческого слова, можно было бы назвать и «праздником освящения»). День освящения Храма был в сознании верующих евреев днём торжества Божия. И наступления мессианского Царства в этот день ожидали с особенным чувством. Неудивительно, что именно в такой день от Иисуса ожидали прямого ответа на заданный Ему вопрос о Его мессианстве (ст. 24).

Но ответ Иисуса оказался довольно неожиданным для спрашивающих. Собеседники Иисуса, как видно, ожидали, что Иисус прямо ответит им, когда Он сделает то, чего в те времена ожидали от Мессии: поднимет восстание, силой Божией изгонит из Иудеи римские войска и восстановит там независимое еврейское государство, установив в нём законы, полностью соответствующие Торе. А Иисус говорит окружающему Его народу о другом. Он говорит: вы уже видели всё, что Я делаю, и Мне больше нечего вам сказать. Такой ответ был вполне логичен: ведь Иисус не собирался делать ничего из ожидаемого Его собеседниками, Он мог лишь явить им Царство, что уже и делал не раз (ст. 25 – 27).
Главный дар Иисуса, как видно, не воссозданное еврейское государство, а полнота жизни Божией, которую Он готов предложить каждому, кто готов принять (ст. 28). А затем следует самосвидетельство, заставившее благочестивых религиозных людей взяться за камни (ст. 31). Иисус говорит: Я и Отец одно (ст. 30).
Он открывает Своим слушателям главную тайну Своего мессианства и Своего служения: Он живёт с Богом одной жизнью, Он человек, но в рамки Его человеческой природы вместилась вся полнота Божия, а значит, и полнота Царства, и Он готов отдать и то, и другое каждому жаждущему.
Конечно, обычный человек не в состоянии вместить в себя полноту Божию так, как вмещает её Сам Иисус. Но благодаря Иисусу – и через Него – полнота эта, прежде совершенно недоступная человеку, стала, в принципе, доступна каждому, и теперь лишь от самого человека зависит, приобщится ли он к ней или нет. Эта-то мысль, как видно, и показалась окружавшим Иисуса людям совершенно непереносимой (ст. 32 – 33). И неудивительно: ведь, если принять сказанное Иисусом, надо будет честно сказать себе самому и другим, что история религии закончена.
Всякой религии, включая иудаизм, к которому принадлежали собеседники Иисуса. Ведь смысл любой религии заключён либо в богоискательстве (если речь идёт о религиозности языческой), либо в поддержании отношений с Богом, Который открывает Себя людям (если речь идёт о религии Откровения). Но Иисус предлагает нечто большее: Он предлагает полноту жизни Божией в Его Царстве. Здесь нечего искать потому, что главное открыто, и нет необходимости прилагать особые усилия для поддержания отношений с Богом, которым в Его Царстве ничто не угрожает. Здесь с Богом живут, живут просто и естественно, общаясь с Ним и участвуя, по мере возможностей и способностей, в жизни Царства. И религия здесь становится ненужной. А религиозному человеку, естественно, очень непросто смириться с этим: ведь религия составляла основу, цель и смысл всей его жизни. Окружавшим Иисуса иудеям хотелось бы, чтобы мессианское Царство было не столько царством Бога, сколько царством их религии.
И теперь им нужно было выбирать между собственными желаниями и откровением Божиим. Иисус призывает их избрать Царство. Но человек свободен, и каждый выбирает своё.
Библия-центр, “Мысли вслух”

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.