Из «Исповеди» св. Августина: Прикасаемся к Мудрости вечной

Уже навис день исхода ее из этой жизни; этот день знал Ты, мы о нем не ведали. Слу­чилось — думаю, тайной Твоей заботой, — что мы с ней остались вдвоем; опер­шись на подоконник, смотрели мы из окна на внутренний садик того дома, где жили в Остии. Усталые от долгого путешествия, наконец в одиночестве, набирались мы сил для плавания. Мы сладостно беседовали вдвоем и, «забывая прошлое, уст­рем­лялись к тому, что перед нами», спрашивали друг друга, пред лицом Истины, — а это Ты, – какова будущая вечная жизнь святых, — «не видел того глаз, не слы­ша­ло ухо и не приходило то на сердце человеку» — но устами сердца жаж­да­ли мы при­ни­кнуть к струям Твоего Небесного источника, «Источника жизни, который у Тебя», что­бы, обрызганные его водой, в меру нашего постижения, могли бы как-ни­будь об­нять мыслью ее величие.

Я говорил это, если и не так и не этими словами, то Ты знаешь, Господи, что в тот день, когда мы беседовали, ничтожен за этой беседой показался нам этот мир со всеми его наслаждениями, и мать оказала мне: «Сын! что до меня, то в этой жизни мне уже все не в сладость. Я не знаю, что мне здесь еще делать и зачем здесь быть; с мирскими надеждами у меня здесь покончено. Было только одно, почему я хотела еще задержаться в этой жизни: раньше чем умереть, увидеть тебя право­сла­в­ным христианином. Господь одарил меня полнее: дал увидеть тебя Его рабом, пре­зревшим земное счастье. Что мне здесь делать?»

Не помню, что я ей ответил, но не прошло и пяти дней или немногим больше, как она Слегла в лихорадке. Во время болезни она в какой-то день впала в обмороч­ное состояние и потеряла на короткое время сознание. Мы прибежали, но она скоро при­шла в себя, увидела меня и брата, стоявших тут же, и сказала, словно ища что-то: «Где я была?» Затем, видя нашу глубокую скорбь, сказала: «Здесь похороните вы мать вашу». Я молчал, сдерживая слезы. Брат мой что-то сказал, желая ей не та­кого горького кон­ца; лучше бы ей умереть не в чужой земле, а на родине. Услы­шав это, она встревож­илась от таких его мыслей, устремила на него не­до­воль­ный взгляд и, перев­одя глаза на меня, сказала: «Посмотри, что он говорит!», а затем об­ра­ти­лась к обоим: «Положите это тело, где придется; не беспокойтесь о нем; про­шу об од­ном: по­ми­най­те меня у алтаря Господня, где бы вы ни оказались». Выразив эту мысль, какими она смогла словами, она умолкла, страдая от усиливавшейся бо­лезни.

книга 9,X,23.26; XI,27

Salvemus!

 

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.