Новозаветное священство

Osvjawenie eleev

Новозаветное священство двоякое. Во-первых, это царственное священство, о кото­ром говорится в послании Петра: «Устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом», ибо: «вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Петр 2,5.9). Это священство относится ко всем верующим крещёным христиа­нам.

Христос — «священник вовек по чину Мелхиседека» (Пс 109,4), священника и царя. Он окропляет нас Своею Кровью и открывает доступ во Святилище Небесное, сим­волом чего явилась разодранная завеса в храме. Каждый из нас имеет этот доступ.
Но во Святилище не входят с пустыми руками. Туда приносят, во-первых, каждение — наши молитвы, «молитвы святых» (Откр 5,8), а мы, вступая во Святилище, долж­ны быть святы, ибо «не войдет в него ничто нечистое» (Откр 21,27); а во-вторых, Плоть и Кровь Жертвы, те самые Тело и Кровь, которые Христос оставил нам в Ев­харистии.
Где мы их берём? — В Святом Причастии. В каком сосуде приносим их во Святили­ще? — В нашем собственном теле и в наших собственных жилах. Ибо тот, кто при­общается Тела и Крови Христа, становится с Ним едино. «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал 2,20)…

Вот почему в Новом Завете имеется не только всеобщее, царственное священство, но и особое, служебное. Оно поручено не всем, а только некоторым избранным. Во-первых, Апостолам, во-вторых, преемникам Апостолов — епископам.
Вот посмотрите: Христос на Тайной вечере сказал Апостолам о Евхаристии: «Сие творите в Мое воспоминание» (1 Кор 11,24). А потом, уже после воскресения, пришёл к Апостолам, дунул и сказал: «Примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин 20,22-23).

Апостолы давно умерли. И что же, с тех пор в Церкви больше никто не совершает Евхаристию и не прощает грехи?
А если кто-нибудь считает, что эту власть Он оставил всем христианам, то, во-пер­вых, в Евангелии нет для такого мнения ни малейших оснований, напротив, много­кратно подчёркивается выделенность, особенность Апостолов, а во-вторых, тот, кто так считает, возьмётся ли отпустить мне грехи, если я его об этом попрошу?
Никто из традиционных протестантов, кстати, на такую власть и не претендует. Ни в одной протестантской общине не совершают Евхаристию, как реальное пресуще­ствление хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, но говорят лишь о символах, о воспоминании; и ни в одной протестантской общине никто никому не прощает грехи. Вы скажете, что грехи прощает только Бог? — Ещё бы! Но Бог пожелал это совер­шать при посредстве людей, и ясно заявил об этом в Евангелии. Кто эти люди? — Апостолы и те, кого они после себя оставили.
Если это не епископы, то кто? — Ни малейших следов каких-либо иных преемников Апостолов ни в Писании, ни в истории Церкви мы не находим. Зато епископы при­сутствуют там с самого начала. В Павловых посланиях говорится о них, как о чём-то всем известном.
Епископы трудятся не в одиночку, им помогают священники, которых епископы для этого специально поставляют, о чём и пишет Павел: «Для того я оставил тебя в Кри­те, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал» (Тит 1,5). Апостол Павел называет их пресвитерами, а не свя­щенниками, почему? — Да потому, что когда Павел писал свои послания, Иеруса­лимский храм еще действовал, там регулярно приносились жертвы, и слово «свя­щенник» для него и для его аудитории означало именно ветхозаветного священника. В Новом Завете пришлось вводить новое слово, иначе возникла бы страшная пута­ница. В русском языке вернулись к прежнему названию, «священник», поскольку функция осталась та же самая, приносить жертву, только Жертва теперь другая. А вот по-французски, например, священник до сих пор так и называется «пресвитер», praître. И по-гречески алтарная часть храма, та, где находятся священники, называ­ется presviterion, по-латыни presbyterium, место для пресвитеров.

Но главное, о чем не следует забывать, это что функция священника-пресвитера служебная. Это не привилегия командовать, но ответственность. «Кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему слу­жили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк 10,43-45). Потому и Папа Римский официально называется Servus servorum Dei — «Слуга слуг Божиих».
Об этом часто забывали в прошлом, бывает, забывают и теперь. Учительная власть, с одной стороны, легко может вызвать зависть, а с другой — так же легко ударить в голову её носителю.

Приведу пример. Вся власть на корабле принадлежит капитану, но значит ли это, что он там самый главный? — Вовсе нет! Главный на корабле не капитан, а пасса­жир. Поскольку это капитан для пассажира, а не пассажир для капитана. И власть у него для того, чтобы доставить пассажира туда, куда нужно пассажиру, а не капита­ну. Как это сделать, знает капитан, а не пассажир. Отсюда и власть. Но если бы он вздумал плыть туда, куда ему угодно, а не туда, куда нужно пассажиру, он бы бы­стро остался без работы.
Так и в Церкви. Священник руководит общиной, потому, во-первых, что получил для этого призвание, особые благодатные дары, а во-вторых, потому, что, как правило, имеет соответствующее образование, квалификацию. Но если бы он вздумал руко­водить общиной ради себя, а не ради общины, то, несмотря на все свои дары и ква­лификацию, он был бы не пастырь, а «хищный волк» по слову Господа.
В жизни так, увы, бывает. Поэтому и нужно напоминать об этом не только «проте­стантам», протестующим против реальных или мнимых злоупотреблений, но, преж­де всего, самим священникам.

Свщ. Анри Мартен

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.