Проповедь на 12.08.2012 (B); XIX Рядовое Воскреснье: ХЛЕБ НА ДОРОГУ

3 Царств 19, 4-8
Еф 4, 30-5, 2
Ин 6, 41-51

 

Братья и сестры,

Сегодня Церковь, в своих литургических чтениях, поднимает тему, начатую уже в прошлое воскресенье. Это сюжет об истинном хлебе и о жизни вечной. Эти два слова сплетены друг с другом в одно, неразделимое целое. Это учение Иисуса показалось многим Его ученикам очень непонятным. После окончания Иисусом Его чудесной проповеди, лишь немногие из Его слушателей остались с Ним. Многие ушли, многозначительно покручивая пальцами около виска, делая плечами или с недоумением качая головами. А вы. Что вы думаете о Хлебе, Который пришел с небес?

1. Евхаристия и Церковь

Догматическое Постановление о Церкви, то есть один из наиглавнейших документов Второго Ватиканского Собора, поддерживает определение древних богословов, которое гласит, что вне Церкви нет спасения. Церковь – это Живой Христос, мистически пребывающий в нас. Нет спасения без Христа! Это не просто логика – это Истина.

Но существует один аспект, который часто делил братьев христиан. Этим фактором является вера в Таинства Церкви, и в особенности в реальное присутствие Христа в образе Хлеба и Вина в Евхаристии. Одни полностью отвергли такую возможность. Другие считают, что такое присутствие длится исключительно во время евхаристической трапезы, и то лишь символически, а не реально. А ты, что ты думаешь о Таинстве, сокрытом в пригоршне муки, разведенной с водой, над которой священник изрек слова преосуществления? Веруешь ли, что здесь реально существует Бог – Человек, Иисус Христос, убит за нас на кресте и воскресший?

Великий русский богослов, Павел Евдокимов, написал очень отважные, но в то же время очень верные слова: “Где нет Евхаристии, там нет и Церкви”. И какая же открывается нам перспектива? Вне Церкви нет спасения, а где нет Евхаристии, там нет и Церкви. Евхаристия – это пища из Слова и Хлеба. Это присутствие Иисуса с нами “во все дни до скончания века.” (Мф 28.20).

2. Хлеб для пророка

Первое чтение показывает нам пророка Илью, который путешествует в стране, страдающей от голода. Бедствие не щадит и самого пророка. Он так изможден, что просто напросто падает под можжевеловым кустом, и просит смерти себе. Земля буквально испепелилась. Вокруг нет никого. Как же Илия мог укрепиться надеждой, даже будучи столь великим пророком? Он погружается в сон.

И вот, ангел Божий будит Илию. Какую ничтожную трапезу он приготовил пророку – печеная лепешка и кувшин воды. Разве Царь Вселенной не мог сотворить более яркого чуда? А может скудность сего угощения должна была уверить пророка в том, что не сытость плоти его поднимет и поведет. Не мускулистые и мощные ноги помогут ему пройти назначенный Богом путь. Сила Господня будет нести Илию через пустыню в течение сорока дней и ночей до горы Божией Хорива.

Причастие – это тоже не слишком обильная трапеза, если посмотреть на него с точки зрения диететики. Господи, прости мою дерзость, но в маленькой частице евхаристического хлеба не будет больше калорий, чем в одном “тик-таке”. Зато в духовном измерении человек насыщается этим маленьким кусочком Хлеба в переизбытке. Сего Хлеба хватит не на сорок дней и ночей, его хватит даже на самое длинное путешествие, ведущее к новой, вечной жизни, через врата смерти! В этот марафонский отправляется каждый в одиночестве. Счастливым можно назвать того, которого “провожает” молитвой его семья. В этом последнем пути у нас будет лишь один Спутник – Иисус. Он знает путь через ледяную бездну смерти. Он проложил этот путь и вернулся назад живым. Последнее в жизни причастие по-латыни называется viaticus (от слова via – путь). Иисус, которого в эту скорбную минуту принимают, берет умирающего за руку и ведет в дом Отца. Это нечто больше чем хлеб пророка – это Истинный Хлеб, сшедший с небес и ведущий на небеса; это открытые врата спасения; это корабль безошибочно идущий в порт вечности.

3. Ели манну и умерли

Иудеи очень гордились тем, что их отцы ели манну в пустыне, но Иисус заставляет их вспомнить горькую правду. Да, отцы ваши ели манну с небес. и что с того? Не умерли они все? Манна – это был хлеб бунта и ропота. Бог послал ее, чтобы доказать бунтарям, что Он в состоянии позаботиться об их плоти, когда слабеет их дух. Такой хлеб никак не спасает от смерти. Такой хлеб “участвует” в процессе смерти, ибо включается в цикл тления и нужды ежедневного возобновления физических сил. Итак, что с того, что отцы наши ели манну в пустыне? Они же умерли все! Иисус же дает нам новую реальность и новый Хлеб.

Новость Иисуса, новость Небесного Хлеба, берется из факта Его воплощения. Бог, пришедший к нам в человеческой плоти, имеет силу преображать и нашу плоть, обожествить ее и отдать Отцу в жертву. Ядущий сей Хлеб, то есть – принимающий самого Иисуса – участвует в Его деле, включается в него и освящается святостью Иисуса. Однако предостерегает нас Апостол Павел: “Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней” (1 Кор 11,27). А как же достойно есть? Многие из нас наивно думают, что имеется здесь в виду какой-то набор принципов и правил, нечто вроде инструкции. Но Иисус дает нам сегодня точный ответ на заданный вопрос: “верующий в Меня имеет жизнь вечную”. Вера – это решающий принцип достойного причастия. Веруешь ли в Того, Кто кормит тебя своим Телом? А может, приступаешь к причастию, потому, что все пошли, а ты не хуже людей?

Вера нам просто необходима. За верой идут поступки, которые ее оживляют и выполняют. Таким образом мы встаем перед лицом Иисуса, Который ведет нас к Отцу. Вкусив того Хлеба, мы пройдет даже самый длинный путь – от тьмы грехов наших к святости; от смерти к вечной жизни. Примите и ядите! Примите и пейте! “ядущий хлеб сей будет жить вовек”. Аминь.
ММК         katolik.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.