Проповедь на 18.08.2013, C, XX Рядовое Воскресенье: ДОБРО И ЗЛО

Иер 38:4-6. 8-10;Евр 12:1-4; Лк 12:49-53

 

Братья и сестры,

Все сегодняшние чтения говорят о гонениях, которые справедливые люди должны терпеть ради Благой Вести, ради правды. Я часто задумывался над тем, почему правду надо защищать, почему она не защищается сама, и почему грех и неправда вообще не нуждаются в защите? Как говорил еврейский писатель Шолейм Алейхем: “хорошую весть в дом тяжко пригласить, а плохую – тяжко из дому выгнать”… Так оно происходит с добром и злом: добро и истину даже проповедовать тяжело, а зло лезет дверями и окнами не спрашивая разрешения, и избавиться от него весьма трудно. Более того: когда добро объявляется, тогда зло тем больше свирепствует, пытаясь задавить каждое проявление добра уже в зародыше.

1. Дуализм

Что меня расстраивает – это странное согласие на зло. Как будто люди договорились, что зло надо поощрять, а добро должно отступать. Как будто тускнело само солнце, уступая место скучным сумеркам. И это не происходит потому, что люди не желали бы получать добро и им жить. Они просто слишком смиренно терпят нахальство и натиск зла. Особенно все филантропы и миротворцы, то есть – огромное количество истинных христиан, расположены к тому, чтобы излишне терпеть зло. Все время живем надеждой, что грешники обратятся.

Дорогие братья, овцы сами себя не обращают и заблудившиеся бараны сами не смогут вернуться домой, им нужен пастырь, который совершит с ними чудо обращения. Не думайте, что зло искоренится само собой. Зло действует так, как диверсанты во время войны, говорится об этом в одной сцене нашего военного фильма “Диверсант”: “всегда действуй нахально и грубо, не считаясь с последствиями. Чем они тяжелее, тем лучше для нас и хуже для противника, который не в состоянии понять логику и цель такой борьбы”.

Именно так действует зло. Не считаясь с последствиями. Зло лишь разрушает; оно как компьютерный вирус, который поглощает все новые части хорошей программы, аж парализует его работу настолько тяжело, что мы вынуждены принять радикальные меры – стереть полностью всю запись памяти и загрузить все сначала.

Второй повод для расстройства – это все растущее убеждение, что добро и зло являются совершенно равноправными, хоть и противоположными силами. Люди начинают верить в то, что зло – это тень добра. Многие думают, что зла в мире находится столько в точности, что и добра, и одно без другого не может существовать. Добро и зло было бы как таоистский, черно – белый знак: вписанные в круг две капли – черная и белая, обнимающие друг друга. Вдобавок в черной капли найдете белую крапинку, а в белой – черную.

Это совершенно ложное мышление. Если уже придерживаться символики света и тьмы, то тень является не чем иным, как недостатком света. И зло ничем другим не является, как отсутствием добра. Сие возможно лишь тогда, если недостает возможного добра. Отсюда следует мысль, что зло возможно лишь там, где свободная личность могла творить добро, но этого не делает; вместо светить перед людьми – ставят свечу под сосудом…

2. Разве добро – это нечто новое?

Люди очень быстро привыкают к “сумеречному” миру. Считают, что это нормально, что мир таким должен быть. Смесь добра с недостатком добра – это наша стихия, вот место, в котором мы живем. Привыкаем к общим мнениям и повторяем модные лозунги. Добром часто считаем то, что объективно может им вовсе и не быть… И если появится кто-нибудь, кто разоблачает общие мнения, кто представляет вместо них истинное, объективное, но не очень выгодное миру добро, – тогда он обижает и настраивает против себя множество людей. И, как всегда, зло пробуждает агрессивность, желание искоренить “юродивого”, чтобы он не портил привычного для всех “сумеречного” ландшафта. Сумерки, сия смесь добра и зла, может показаться предвкушением рассвета, нового дня…, но, если объективно, они, несомненно, предвещают пришествие тьмы…

Объективное добро, проникая сквозь тусклый свет мира сего, отличается от всей реальности, как канарейка в толпе воробьев. Как ни странно, на появление канарейки воробьи реагируют агрессией. В лучшем случае воробьи прогоняют канарейку из ветки, а в худшем…. – просто убивают.

Давайте, посмотрим на Иеремию – героя сегодняшнего первого чтения. Разве он не напоминает нам канарейку в стае воробьев? Именно потому все, измученные голодом, жители осажденного города обращаются против пророка. Его предсказания, не смотря на то, что содержали истину и добро, лишали защитников отваги. Поэтому они среагировали агрессивно. Готовы были даже убить Иеремию.

3. Мессия

Уже две тысячи лет мы проповедуем, что Господь Иисус – это обещанный пророками Мессия. И правильно мы благовествуем, ибо все пророчества ясно предсказали нам Его пришествие и описали Его предназначение. Но большинство евреев не приняли Иисуса как Мессию. На протяжении веков образ Мессии в общественном мировоззрении менялся. То, чего ожидали иудеи, не совпадало с той реальностью, которая вдруг стала Телом и Кровью… Господь Иисус, как до Него Иеремия, встал перед народом, как канарейка среди воробьев.

Кого же ждали люди? Миротворца, “Бога с нами”, Того, Кто принесет с Собой вселенское умиротворение, расширяющееся далеко за мир людей – примиряя даже хищников с травоядными. А ведь надежда евреев, которые жили под римским военным сапогом, направлялась к Тому, Кто освободит их от рабства и вернет им минувшее величие царя Давида и справедливость сына его – Соломона.

А вместо того желаемого Царя, кто им явился? Он сам про Себя говорил: “Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч” (Мф 10:34), а на ином месте сказал: “отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери” (Лк 12:53). Господь мог жаловаться на то, что не выполнилось все обещанное Ему. Об этом говорит сегодня Апостол: “вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия” (Евр 12:2). Ибо для Иисуса важнее всякой радости была воля Бога и спасение людей. И хоть спасение пришло через страдание и смерть, то все равно Господь ждал этих страданий с нетерпением: “Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!” (Лк 12:49).

Не изменилось пока ничего в мире. И ныне те, которые служат добру, похожи на канарейки среди воробьев. Но нет другого способа, чтобы заставить зло отступать – лишь только творить добро. Нельзя соглашаться со злом и на зло. Нельзя давать злу место. Нельзя свечу ставить под сосуд, но на подсвечнике, чтобы светила всем в доме. Аминь.

MMK

katolik.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.