Распознать сверхъестественное: благоухание святости

Sad

«Благоухание святости», наряду с его противоположностью – запахом серы, являются выражениями, которые на протяжении веков были частью народного образного языка, и не только христианского.

Эти обороты речи используются в виде метафор в общем языке и даже сегодня, пусть в ироническом тоне. Особенно в контекстах, очень далеких от религиозных, которые воспринимают эти вещи всерьёз, можно услышать, как кто-то, желая предупредить об опасности обмана, говорит: «Я чувствую здесь запах серы» или, давая высшую оценку какому-то человеку, говорят о нём, что он «благоухает святостью».

Эти метафоры исходят из общего убеждения, что обоняние является наиболее подходящим, наиболее восприимчивым чувством, дабы понять духовную природу какого-либо явления и прежде всего человека. Любопытно, что этому чувству, которое больше всего приближает нас к животному миру (и которое у животных более развито, чем у нас), была присвоена столь важная задача – оценивать принадлежность человека к наиболее уважаемой категории или, наоборот, к самой ненавистной.

Таким образом, обонянию приписывается близость к Божественному, что даёт этому чувству судить о природе сверхъестественного, которое по определению является двойственным.

Эта очень древняя, дохристианская традиция связана с концепцией священного, в которой ещё не было противостояния между телом и духом, с периодом, когда ещё ощущалась «дивная плоть Божественной жизни», по словам замечательной итальянской писательницы Кристины Кампо.

Аромат, исходящий от земных останков святого (которые желательно было также найти нетленными), на протяжении веков считался неопровержимым доказательством святости, конкретным и деликатным доказательством победы над смертью тела, которое ещё при жизни отделилось от общей человеческой судьбы.

Это было чудесным доказательством, которым можно было с некоторой легкостью манипулировать, например, сжигая поблизости благовония, либо приятный запах можно объяснить тем, что уже в момент смерти тело было бальзамировано благовонными маслами, – именно потому, что его считали святым. Но, конечно, благоухание тела не может рассматриваться как доказательство нравственных достоинств кандидата на канонизацию, а, скорее, как доказательство его «магических» способностей.
После Тридентского собора были установлены чёткие и строгие правила для процесса беатификации и канонизации: он основан только на героических добродетелях Слуги Божьего, к которым добавляется доказательство чуда, почти всегда исцеления, подтвержденные наукой в ​​лице врача.
С этого момента чудотворные аспекты святости, которые тоже фиксируются, теряют свою ценность как доказательство в глазах Церкви и остаются только в памяти народного благочестия. И память эта оказалась крепкой, как мы видим из устойчивости приведенных вначале метафорических выражений, дошедших до нас.

Противоположность благоухания святости – едкий запах серы – символически связан со смертью: сера в некоторых химических сочетаниях, в которых она встречается в природе, испускает раздражающее, отталкивающее зловоние, напоминающее разложение трупов. Запах серы – это запах ада, потому что это запах погибели; весь негатив сводится к одному ощущению ужаса перед лицом смертельного распада.

С другой стороны, запах святости не имеет строго обозначенного оттенка: для некоторых святых это запах мирры, для других – розы или лилии. Есть такие святые, которые благоухали ещё при жизни, такие как Екатерина Болонская, Екатерина Сиенская, Лидвина, Филиппо Нери. Другие – на момент смерти, такие как апостол Павел, Поликарп, Симеон Стилит, Теодор, Елизавета Венгерская, Иосиф Купертинский, Тереза Авильская. Ещё другие – после смерти: Анна, Екатерина Алессандрийская, Иоанн Златоуст, Алексей, Августин Кентерберийский, Антоний Падуанский, Франциск Ксаверий, Игнатий Лойола. Могилы многих святых испускают благоухание, в некоторых случаях из гроба вытекает ароматное масло, которое обычно считается чудотворным.

Приятный аромат, находящийся на полпути между материальным и нематериальным, как бы соединяет земное и небесное, что подтверждается литургическим использованием благоухающего масла – мира, средства освящения. Этот благоухающий елей знаменует собой нисхождение Духа Святого в крещении, миропомазании и рукоположении, как это было в прошлом при помазании царей. Бальзам, из которого он состоит, всегда использовался в медицине как средство от разложения во всех его формах.
Лючетта Скараффиа
15 мая 2019, 09:40

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.