Зачем нужны святые?

Торжество Всех Святых справляется в Церкви давно: c 610 г., когда Папа Бонифаций IV освятил прежний языческий Пантеон и превратил его в храм Пресвятой Девы Марии и Всех Мучеников, в Риме ежегодно 13 мая стала торжественно справляться годовщина этого освящения, сопряжённая с почитанием святых.

С начала IX в. торжественное воспоминание Всех Святых совершалось в Ирландии и Ба-варии, однако датой торжества было 1 ноября. В 931 г. Папа Иоанн XI распространил его на всю Церковь. Таким образом локальное празднование Рима и некоторых поместных Церквей сделалось торжеством всей Вселенской Церкви.
Но почитание святых началось во Вселенской Церкви гораздо раньше, собственно, с са-мого начала её возникновения. Первые христиане, собиравшиеся на богослужения в ката-комбах, совершали Евхаристию на гробах мучеников, этим самым выражая глубокое к ним почтение. Очень рано сложился обычай особо посещать могилы мучеников в день их рождения для неба, что значит в годовщину смерти. А с IV в. на Востоке уже отмечался день всех мучеников. Со временем наряду с мучениками в Церкви начали почитать и дру-гих выдающихся святых: отшельников, подвижников, дев… Сам факт такого почитания сомнению не подлежит, но вот у многих, начиная с Лютера и кончая не только современ-ными протестантами, но и некоторыми католиками, он вызывает недоумение и непри-ятие: для чего почитать ещё каких-то святых, нам что, не достаточно Христа?!
Христа, конечно, всем достаточно, но почитать Его святых, тем не менее, оправдано и почитанию Христа отнюдь не противоречит, напротив.
Вот представьте, что это мы – первые христиане, которые собрались на Евхаристию. Ев-харистическая жертва совершается на большом могильном камне, под которым покоится тело мученика (кстати, доныне наличие каменного алтаря со вложенными туда частицами мощей какого-либо святого является необходимым условием для торжественного освяще-ния храма). Возможно, многие из нас этого мученика знали лично, или слышали о нём от своих близких, от родителей… Он верил во Христа, как верю я. Он приходил вот на такие же собрания, и так же принимал участие в Евхаристической жертве. При этом он был не сшедший с небес Богочеловек, но такой же самый, как и я, обыкновенный человек. Я его помню (мама его помнит, бабушка помнит…). Он ничем особенным не выделялся. Но когда его вели на казнь, и ещё раньше, когда допрашивали и пытали, он держался с необыкновенным мужеством, которого не ждал от него никто. И на костре, на плахе, на решётке раскалённой он не ревел и не визжал от боли и жалости к себе, как это делают другие осуждённые – ведь мне случалось видеть казни, – но прославлял Бога, при-зывал собратьев к мужеству и даже воспевал псалмы и гимны. Я это видел сам или видели те, кому я верю, мои близкие. И потому, хотя не ожидаю от самого себя ничего выдающегося, но знаю, что если будет угодно Богу, Он наделит меня таким же мужеством и приобщит меня к такой же славе.
Вот как, должно быть, действовало свидетельство мучеников. Греческое слово «марти-рос», которое мы сегодня переводим, как «мученик», первоначально значило «свидетель» – свидетель веры и свидетель силы Божией.
Сегодняшние мученики на нас такого же впечатления не производят. Не потому, что их мало: мучеников сегодня на земле побольше, чем даже во времена Диоклетиана. В сего-дняшнем мире за веру убивают одного христианина каждые пять минут. Но мы не собираемся на Евхаристическую жертву в катакомбах, мы не делим их риска, как его делили со своими собратьями-мучениками первые христиане, которых точно так же в любую минуту могли подвергнуть той же участи. И потому мы в целом глухи к их свидетельству. Вот пример, один из многих. Уже не первый месяц и не первый год на сайте http://www.callformercy.com/ идёт сбор подписей в защиту пакистанской христианки Асии Биби, осуждённой на смерть за веру во Христа. Организаторы хотят собрать один миллион подписей. Однако за многие месяцы акции подписалось только шестьсот сорок тысяч. Между тем, на свете одних католиков – больше миллиарда (Асия Биби тоже католичка). Получается, готовых поставить свою подпись много меньше, чем один на тысячу. Так остальные, наверное, просто ничего не слышали? – Да, наверное. Но тогда это уже вина тех, кто подписался: надо было поактивнее рассказывать об этом всем остальным.
Вообще нам надо быть активнее в своей духовной жизни, и пример святых нам будет в этом замечательным подспорьем. Пример не только мучеников – сила Божия проявляется не только во время истязаний. Всякий раз, когда человек превосходит самого себя – в са-моотверженности, в милосердии, в молитве, в ревности о деле Божием, – всякий раз мы видим или хотя бы угадываем за этим силу Божию, прозреваем Его присутствие. Поэтому взирая на святых, радуясь им, почитая их и удивляясь, это на Бога мы взираем, Богу раду-емся, Его почитаем и Ему удивляемся. Вот зачем нам нужны святые.
«Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин 1,18). Но ведь и Единородного Сына никто из нас не видел! Святой Франциск и святой францисканец Максимилиан Кольбе, святая Мать Тереза и многие тысячи прежних и ны-нешних мучеников за веру – они явили!

о. Анри Мартен

katolik.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.