Жажда большего. Погружение в созерцательную молитву

Sozercanie

betengrossЯ католик с колыбели, мои чудесные родители сделали всё, чтобы я возрастал в вере. Несмотря на их усилия, в подростковом возрасте я начал переживать сомнения. Но, перейдя в старшие классы средней школы, во время молитвенного собрания я пережил личную встречу с Христом. И тогда моя жизнь радикально изменилась. Я начал говорить своим домашним и друзьям, что цель моей жизни – стать святым.

Проучившись почти шесть лет в семинарии, куда я поступил сразу после получения высшего образования, я почувствовал, что Бог призывает меня к семейной жизни. Я оставил семинарию и присоединился к группе христиан, которые регулярно встречались для молитвы, общения и служения. Там я встретил свою будущую жену Мэри. Вместе мы решили, что в нашем совместном странствии Христос будет на первом месте.

Тоска по чему-то большему

Желание стать святым продолжало гореть в моём сердце, и я делал всё, что мог, чтобы реализовать его. Ежедневно я много молился, искренне размышлял над Священным Писанием и каждое воскресенье, а также среди недели участвовал в Святых Мессах. Я служил, как мог, в своём приходе, каждый день делал испытание совести, каясь в своих грехах и стремясь отказаться от себя ради воли Христа. Жизнь в соответствии со своими обязательствами перед женой и растущей семьёй была моим приоритетом, но также я стремился быть свидетелем Божьей любви на работе.

Во всём этом Господь действительно был со мной, ведя Своими путями. Тем не менее, мне чего-то не хватало. Я начал испытывать огромное беспокойство, реальную сухость в духовной жизни. Псалом 63(62),2 стал моей ежедневной молитвой: «Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной».

Время от времени мне в голову приходили слова Христа: «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин 10,10). «Вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ин 4,14). Эта жажда чего-то необъяснимого только усиливалась, когда я читал жизнеописания святых. Меня неустанно мучил вопрос: «Что такого они делали, чего не делаю я?»

Что такое созерцание?

Годы, проведённые в подобных переживаниях и, казалось, в отсутствии всякого духовного прогресса, наконец, подошли к кульминации во время реколлекций. Там я пожаловался духовному наставнику, что во мне присутствует жажда более глубокого общения с Богом, но я не знаю, как её утолить, так как большую часть времени поглощён семейными обязанностями и работой.
«Возможно, вам необходимо просто подождать ещё двадцать два года, пока ваши дети вырастут, и вы сможете уйти на пенсию, – сказал он.
– Тогда у вас появится время для более глубокой молитвенной жизни».

Это было совсем не то, что мне хотелось услышать.Этот совет даже показался мне неправильным. Бог призвал меня к браку и жизни в миру, но разве это не должно быть моим путём к святости? Я изо всех сил начал взывать к Богу. И тогда что-то начало меняться.

Раньше я слышал о созерцательной молитве, читал о ней. Были периоды в моём духовном странствии, когда она глубоко трогала меня, даруя ощущение Божьего присутствия. И всё-таки созерцательная молитва всё ещё оставалась для меня неуловимой и таинственной.
Бог побудил меня ещё раз обратиться к духовной классике, которую я читал в семинарии. Книга под названием «Облако незнания» рассказывала о созерцательной молитве как о «вливании» Божьего присутствия и Божьей любви. Я начал видеть, что эта молитва является даром, своего рода внутренним пребыванием с Господом, который исходит лишь от Него, а не благодаря человеческим усилиям. Никакой подход не может этого добиться, хотя, конечно, мы можем подготовиться к созерцанию умственной молитвой и верностью Евангелию. Также я узнал, что моя глубинная жажда Бога является сама по себе формой созерцательной молитвы – молитвой, которую Бог поместил в меня, а не плодом моих собственных деяний.

Погружение в молитву

В то время как моя тоска по более глубокому общению с Христом стала всепоглощающей, моя жена родила нашего шестого ребёнка, прекрасную дочь. Несмотря на свою искреннюю благодарность Богу, я не смог сдержаться в своих мыслях: «Я не монах, у меня нет свободного времени, чтобы посвящать его созерцательной молитве! Как я, отец шестерых детей, могу даже думать о том, чтобы утолить эту жажду?»

В конце концов, я прекратил придумывать себе оправдания, понимая, что пришло время идти дальше чтения о созерцании и сделать следующий шаг в вере в своих конкретных жизненных обстоятельствах. Это походило на прыжок в воду с высокой вышки, и мне стало страшно. Но в итоге всё оказалось не так уж и сложно.

Я начал выделять пять, десять, пятнадцать минут в день, чтобы спокойно посидеть в присутствии Христа. Я ни о чём не просил. Я не возносил к Богу свою повседневную литанию бесконечных молитв, не размышлял над Священным Писанием. Я просто шептал «Иисусе», или «Иисусе, я люблю Тебя», или «Иисусе, уповаю на Тебя», или «Иисусе, помилуй меня, грешного». Я снова и снова проговаривал эти слова моему Возлюбленному, каким-то образом зная, что Он хочет слышать именно их.

Вставая среди ночи, чтобы покормить и покачать дочурку, я видел в этом шанс сказать Иисусу, как я люблю Его. Когда я ехал в автомобиле, у меня появлялась возможность выключить радио и произносить имя Иисуса Христа. Когда работа становилась слишком напряжённой, я останавливался, чтобы снова и снова сказать Христу: «Уповаю на Тебя». И тогда меня наполняло чувство Божьей любви и Божьего присутствия.

Со временем я почерпнул дальнейшую помощь из другой книги, «Внутренний огонь» отца Томаса Дубая, которая до этого долго собирала пыль на моей полке. Основанная на трудах св. Иоанна Креста и св. Терезы Авильской, эта книга стала моим доверенным проводником в развитии созерцательной молитвы и евангельской жизни.

Я действительно нуждался в руководстве, поскольку очень быстро столкнулся с неутешительной формой созерцательной молитвы, называемой Иоанном Креста «тёмной ночью» и сопровождаемой темнотой познания, ощущением абсолютной сухости и отверженности на протяжении длительных периодов времени. И всё же осознание того, что Бог всё-таки пребывает глубоко внутри меня, всегда оставалось во мне.

На пути к святости

Сегодня я продолжаю ежедневно молиться и размышлять над Священным Писанием. Но пребывание в Божьем присутствии – иногда с огромным чувством утешения, но чаще во тьме, безо всяких особых ощущений – теперь составляет большую часть моей молитвенной жизни. Я верю, что это ускоряет процесс моего преображения по образу и подобию Иисуса Христа.

Нельзя сказать, что я стал святым! Я чётче стал видеть свои грехи и ошибки, чем когда-либо. Но среди моих повседневных борений и занятости всегда есть глубокое непреходящее чувство Божьего присутствия. Страх уступает место мужеству, сомнение – надежде, негативизм – благодарности. Беспокойство заменяется миром. Критичность преодолевается любовью.

Созерцательная молитва позволила мне сойти с духовных качелей и продвигаться вперёд по пути к святости. Эта мысль может показаться самонадеянной или нереальной. Но я так не думаю. Святая Тереза из Лизье, Маленький Цветок, говорила: «Бог никогда не внушал бы мне желаний, которые не могут быть реализованы».

Если ваше сердце созвучно желанию стать святым, помните, что Бог сам поместил его в вас. Неважно мирянин вы, монах или священник, Он приглашает вас действовать в соответствии с этим желанием. Сделайте следующий шаг и позвольте Богу вести вас в совершенно новую реальность Его любви.

Дэн Алметер,
руководитель общины «Аллилуйя» г. Огаста, штат Джорджия (США).
Они с супругой Мэри женаты уже тридцать два года, у них шестеро детей и столько же внуков.

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.